Выкуп автомобиля из лизинга

Автомобиль в лизинге у юридического лица, был угнан до окончания лизинга. По условиям лизинга по окончании его (остался год) автомобиль переходит в собственность лизингополучателя за символическую плату 1000 рублей, а это значит, что в лизинговые платежи входила не только плата за аренду (лизинг), но и выкупная стоимость автомобиля. Лизингодатель получил страховое возмещение по КАСКО. Верно ли, что при этом лизингополучатель получает разницу между страховым возмещением и выплаченными лизинговыми платежами после угона ТС? Может ли лизингополучатель потребовать с лизингодателя выплаченную ему выкупную стоимость автомобиля?

28 января 2020

Предмет лизинга может быть застрахован от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения с момента поставки имущества продавцом и до момента окончания срока действия договора лизинга, если иное не предусмотрено договором (ст. 21 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон N 164-ФЗ)).
В соответствии с п. 1 ст. 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). При этом если страхуется непосредственно предмет лизинга, то применяются положения ст. 929 и ст. 930 ГК РФ.
Согласно ст. 26 Закона N 164-ФЗ утрата предмета лизинга или утрата предметом лизинга своих функций по вине лизингополучателя не освобождает лизингополучателя от обязательств по договору лизинга, если договором лизинга не установлено иное. Данная норма соответствует положениям п. 1 ст. 416 ГК РФ, согласно которым обязательство прекращается невозможностью исполнения, только если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.
Из приведенных норм следует, что если ни лизингодатель, ни лизингополучатель не несут ответственности за утрату предмета лизинга, то по общему правилу договор лизинга прекращается (смотрите также постановление ФАС Уральского округа от 22.04.2008 N Ф09-2787/08-С5 (в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано определением ВАС РФ от 21.07.2008 N 9601/08), решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.05.2012 по делу N А40-61541/2011)*(1).
Как разъяснено в п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» (далее — Постановление N 17), при гибели предмета лизинга лизингодатель, в пользу которого он был застрахован, обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения в случае прекращения договора лизинга идет в зачет требований при расчете сальдо встречных обязательств сторон договора лизинга. Также по смыслу п. 4 Постановления N 17 при расчете сальдо должна быть учтена стоимость годных остатков погибшего предмета лизинга, если они поступили в распоряжение лизингодателя (смотрите также постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 N 07АП-2110/16).
По смыслу п. 3.2 Постановления N 17, если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности с полученным лизингодателем страховым возмещением и стоимостью возвращенных лизингодателю остатков предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, у лизингополучателя отсутствуют основания для взыскания с лизингодателя каких-либо сумм (смотрите, например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2019 N 09АП-7154/19).
Напротив, если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности с суммой страхового возмещения и остаточной стоимостью возвращенных лизингодателю остатков предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу (п. 3.3 Постановления N 17).
Указанная разница, в случае отказа лизингодателя добровольно удовлетворить требования лизингополучателя о ее возврате, может быть взыскана с него в судебном порядке как неосновательное обогащение (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.09.2016 N Ф05-13829/16, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.10.2016 N Ф09-9067/16, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2017 N 17АП-20262/16).
Таким образом, лизингополучатель, в случае определения после получения лизингодателем страхового возмещения сальдо взаимных обязательств в его пользу, может получить возмещение уплаченных им сумм лизинговых платежей за счет соответствующей положительной разницы.
Вместе с тем необходимо учитывать, что положения ст. 26 Закона N 164-ФЗ носят диспозитивный характер и могут быть изменены соглашением сторон. Иными словами, отсутствие вины лизингополучателя в гибели предмета лизинга может не повлечь за собой прекращение договора лизинга и, соответственно, обязательств лизингополучателя по выплате лизинговых платежей. В этой ситуации полученное лизингодателем страховое возмещение прежде всего идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате будущих лизинговых платежей (п. 7 Постановления N 17). Оставшиеся после этого зачета денежные суммы по смыслу п. 3.1 Постановления N 17 должны учитываться при расчете сальдо взаимных обязательств сторон, следующем за прекращением договора в связи с внесением всех лизинговых платежей.
Обращаем внимание на то, что правила, устанавливающие последствия гибели предмета лизинга и порядок расчета сальдо взаимных обязательств, предусмотренные Постановлением N 17, представляют собой лишь разъяснения высшей судебной инстанции, не являются нормами законодательства и не носят в силу этого императивного характера. Поэтому если условиями договора лизинга предусмотрены иные правила, то суд будет руководствоваться этими условиями (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.02.2015 N Ф05-17238/14, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2017 N 09АП-716/17, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2019 N 09АП-50537/19, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2018 N 09АП-37773/18, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2019 N 10АП-3444/19).
Таким образом, при описанных обстоятельствах, если иное не предусмотрено соглашением между сторонами договора, лизингополучатель принципиально вправе требовать от лизингодателя возврата уплаченных ему платежей в части, превышающей размер предоставленного лизингодателем лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором. Однако однозначно оценить перспективу удовлетворения указанного требования мы не можем, она определяется условиями договора лизинга и фактическими обстоятельствами.

Рекомендуем также ознакомиться с материалом:
— Вопрос: По договору лизинга лизингодатель страхует предмет лизинга. Транспортное средство похищено. По договору организация должна была уведомить лизингодателя в течение 24 часов, но известила через 10 дней. В случае утраты имущества организация выплачивает лизингодателю платежи в полном объеме за минусом страхового возмещения. Лизингодатель требует продолжения выплат, так как выплаты возмещения не будет. Правомерно ли требование лизингодателя к организации — уведомить страховщика в течение суток? С какого момента наступает обязанность об извещении о страховом случае страховщика лизингодателем? Нужно ли продолжать выплаты? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, октябрь 2008 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Ответ прошел контроль качества

10 января 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *